Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа)

Переход к нэпу — новенькая страничка в культурной жизни страны. Корен­ным образом поменялись вещественные условия жизни. С 1921 г. начинают очень сказываться последствия 2-ух войн. Кризис в стране проявился во всех без исключения областях жизни.

Основным для страны явилось возрождение народного хозяйства Решение этой задачки потребовало пойти на жертвы во всех других Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) областях, в том числе и культурной. Толика расходов на народное образованиев государ­ственном бюджете резко сократилась: с 10% в 1920 г. до 2—3 % в 1922 г Острая нехватка средств принудила правительство перевести финансирование школ на местные бюджеты. Не посодействовала и такая непопулярная мера, как вве­дение платы за обучение, которая покрывала 30 % расходов. К 1922 г Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа). сеть исходных школ и вузов сократилась, количество учащихся уменьшилось. Пре­кратили свое существование практически 90 % изб-читален, 75 % всех клубов. Количество работников политпросвета составляло 10 тыс. чел., хотя еще в 1921 г. их насчитывалось 475 тыс. чел.

То, что случи­лось с культурой в 1922 г., должно было произойти безизбежно, потому что небы­валый Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) размах культурного строительства в 1-ые годы русской власти не соответствовал экономическим способностям страны. НЭП оголил те «узкие места», которые до поры удавалось закрывать при помощи характер­ных для «военного коммунизма» способов: мобилизации кадров, всеобщего интереса, пайков, спецсредств и т. д. Но культурная сфера нуждалась в неизменной вещественной помощи со стороны Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) страны.

Тенденции к оздоровлению хозяйственной жизни страны наметились в 1923 г. Была стабилизирована финансовая система, шло расширение экс­порта, началось создание первых российских автомобилей. Город­ская перепись 1923 г. зафиксировала рост населения в городках, прекратил­ся отток в деревню. Сначала 1927 г. численность городских жителей была на 6% выше довоенного уровня. Урбанизация востребовала Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) роста расходов на школу и профессионально-техническое образование. С озари 1924 г. возвратились к муниципальному финансированию системы образования. Совместно с тем про­блем было много. Только 50 % учащихся обеспечивались учебниками и письменными принадлежностями.

Полиграфическая индустрия удовлетворяла потребности страны всего на 52—54 %. В итоге строительства больших полиграфкомбинатов и вербования личных компаний удалось Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) решить и эту делему. Существенно стало лучше снабжение канцтоварами. Благодаря американ­скому бизнесмену А. Хаммеру в стране развернулось собственное карандашное создание, часть продукции страна начала экспортировать в Великобританию, Турцию, Китай.

Удельный вес ассигнований на культуру, планирование которой началось при разработке первого 5-летнего плана, достигнул в 1926—1927 гг. практически 20 % муниципального бюджета Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа), в том числе на народное просвещение — 10—11 %. Были сделаны вещественные условия для культурной революции в стране.

Ликвидация неграмотности. Государству интенсивно помогала обществен­ность. В 1923 г было сотворено общество «Долой неграмотность» (ОДН), пред­седателем Центрального правления стал М. И. Калинин. Неграмотность посреди населения страны в возрасте 35 лет предполагалось устранить к 10-летию Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) октября, было обучено 17 млн человек. По перекиси 1926 г., гра­мотных насчитывалось 51,5 %. Такие темпы не отвечали потребностям пер­вой страны социализма. В 1928 г. по инициативе комсомола начался культ­поход молодежи за полный ликбез. К работе подключились парторганиза­ции. ЦК ВКП(б) в 1929 г. принял особое постановление «О работе по ликвидации неграмотности Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа)», обязав коммунистов возглавить и этот фронт борьбы. К концу 20-х годов поступила еще одна директива: перевоплотить районы сплошной коллективизации в районы сплошной грамотности. В отчетных рапортах подведены жизнеутверждающие итоги: сначала 30-х годов в школах ликбеза училось около 40 млн чел., 13 государственных респуб­лик и областей достигнули поставленной цели.

Стабилизация системы Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) образования. Сразу шла активная работа по стабилизации системы образования. К середине 20-х годов в школьном образовании сформировалась определенная система: исходная 4-летняя школа (1 ступень), 5—9-е классы (2 ступень), 7-летняя школа в городках, школа фермерской молодежи (ШКМ).

Массовой формой подготовки кадров для компаний стали фабрично-заводские училища (ФЗУ), где в главном Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) обучались детки рабочих. Появились в стране 1-ые техникумы (индустриально-педагогические, мед, сельскохозяйственные и т. д.) с 3-х летним сроком обучения. Оправдывали себя и рабфаки, сделанные сначала 20-х годов. 1-ые представители совет­ской интеллигенции в главном прошли эту ступень, дающую надежные га­рантии для будущей карьеры. За 20-е Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) годы в стране была сотворена широкая сеть вузов, втузов, институтов и курсов увеличения квалификации.

Были развернуты и другие формы подготовки профессионалов. Одна из их — выдвиженчество из числа передовой молодежи. Недочет профессионализма компенсировался организаторскими возможностями и предан­ностью эталонам. Подготовка выдвиженцев шла через систему курсов, школ, вузов по очной и заочной формам Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа).

Для руководящих кадров в конце 20-х годов была сотворена система сов­партшкол 1-й и 2-й ступеней. Работали курсы бардовых директоров, преоб­разование потом в промакадемии. 1-ая промакадемия открылась в 1927 г. в Москве при ВСНХ СССР.

Пришествие на идейном фронтебыло обосновано традици­онным недоверием власти к старенькым, дореволюционным спецам Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа). В их как и раньше лицезрели возможных противников, способных предать идеа­лы социализма. Посреди воинствующей молодежи появилось новое явление - «спецеедство». Устойчивая неприязнь к интеллигенции, вырабатывавшаяся веками, еще более обострилась в критериях перехода к нэпу. Хотя для мно­гих 1922 г. сулил огромные надежды. Была вера, что все лишения, кровь Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа), насилие, распад жизни и человечьих отношений - временные, что все это только катастрофический переход от 1-го состояния общества к другому, от прошедшего к светлому будущему.

В эмиграции распространилось движение «сменовеховства», т. е. прими­рения с русской властью. На родину возвратилось более 120 тыс. беженцев.

Нэп для многих в русской Рф стал помехой Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа), и сначала для новейшей касты людей — «совслужащих», количество которых увеличи­лось по сопоставлению с 1917 г. с 1 млн до 2,5 млн человек. Бюрократический аппарат безошибочно разглядел в возрождении свободного рынка смер­тельную опасность своим партийным привилегиям. Но открыто штурмовать нэп новый класс не решался: очень явны были положительные результаты. Пришествие повели в Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) той единственной сфере, где большевики считали себя непререка­емыми — в идеологии. Первой жертвой этого скрытного пришествия на нэп стала интеллигенция.

Первыми жертвами борьбы с так именуемой «внутренней эмиграцией» стали создатели сборника статей «Освальд Шпенглер и закат Европы» Н. Бер­дяев, Ф. Степун, Я. Букшпан и С. Франк. Последующий удар был Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) нанесен Питириму Сорокину, которого, назвали «крепостником, обскурантом и дипломированным прислужником поповщины», решили выслать из страны. Для сотворения правовых основ грядущей карательной акции Ленин 15 марта 1922 г. поручил наркому юстиции Д. И. Курскому отыскать формулировку, ста­вящуюдеятельность всех других партий в связь с интернациональной бур­жуазией, и внести Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) определенные дополнения в уголовный кодекс: о подмене расстрела в неких случаях высылкой за границу, расширенном приме­нении расстрела (либо изгнания) и расстреле за незаконное возвращение из эмиграции. Новый уголовный кодекс вступил в силу уже 1 июня 1922. 19 мая Ленин направил аннотацию Ф. Э. Дзер­жинскому «о высылке за границу писателей и профессоров, помогающих Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) контрреволюции», с требованием «собрать периодические сведения» о всех подозрительных. А подозрительного в новейшей публичной атмосфере, со­зданной нэпом, было много. В Москве по инициативе Н. Бердяева откры­лась Свободная академия духовной культуры. Возобновилось издание многих дореволюционных журналов: «Былое». «Голос минувшего», «Право и жизнь», «Вопросы философии и психологии Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа)», «Экономист», «Артельное дело». В эту маленькую оттепель 1922 г. вышел 1-ый номер альманаха «Ши­повник», создателями которого были В. Ходасевич, Ф. Сологуб, А. Ахматова, Л. Леонов, Б. Зайцев, А. Эфрос и др. Активизировали свою деятельность личные издательства: «Берег», «Мысль», «Цех поэтов», «Парфенон». Цен­трами притяжения для интеллигенции стало Философское общество при Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) Петроградском институте и подобные организации в Костроме, Са­ратове, Ростове-на-Дону.

«Опасные» течения были увидены на II Всероссийском съезде врачеб­ных секций. Главные «осиные гнезда» инакомыслящих были обнаружены в Мос­ковском и Петроградском институтах, сельскохозяйственной академии и агрономическом институте, Столичном высшем техническом училище и Петроградском политехническом институте Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа), коммерческом и археоло­гическом институтах. Очистке по признаку интеллектуальной полноценности под­лежали правоведы и философы, историки и литераторы, агрономы и эко­номисты, инженеры и докторы. Особенное негодование вызывали у власти быв­шие деятели упраздненных партий (меньшевики, кадеты, эсеры), члены Всероссийского комитета помощи голодающим, репрессированные еще в 1921 г., и кооператоры Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа), в том числе сотрудники кооперативных издательств «Задруга», «Агроном», «Берег».

Идею муниципального погрому интеллигенции одобрила XII парткон­ференция, обсуждавшая задачки партии в связи с возрождением буржуазной идеологии в стране.

В августе-сентябре 1922 г. по административному решению ОПТУ без суда и следствия за границубыло выслано около 200 человек. В числе их были публичные деятели Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) С. Прокопович, Е. Кускова, А. Пешехонов, В. Водо­возов; философы Н. Бердяев, П. Сорокин, С. Франк, И. Ильин, Б. Выше­славцев, Н. Лосский, С. Булгаков; доктора Б, Бруцкус, А. Кизеветтер, С. Мякотин, М. Новиков, Л. Карсавин, Г. Флоровский и многие другие.

В истории послереволюционной Рф это был 1-ый случай, когда Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) людей выдворяли с родины без их согласия. Независящая личность была небезопасна для новейшей власти. Непокорливых изгнали за их самодостаточность и нежелание мириться с произволом.

Жертвами репрессий в 20-е годыстали также представители духовен­ства и рядовые верующие. Церковь большевики справедливо считали сво­им самым сильным идейным противником. Уже 1-ые удары Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа), на­несенные властью в 1918г. ослабили позиции российского православия. Цер­ковь отделялась от страны, школа — от церкви. Решающая атака была предпринята в 1922 г., нареченном потом годом «церковного терро­ра». Под предлогом помощи голодающим Поволжья проводится изъятие церковных ценностей. 28 марта 1922 г. в «Известиях ЦК РКП(б)» был размещен Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) «список противников народов», который возглавлял патриарх всея Руси Тихон. Всего за 1922 г. только по суду было расстреляно 3447 священнослужителей, число жертв террора достигнуло 15 тыс. чел. Было ликвидировано выше 700 монастырей, в Соловецком монастыре был сотворен СЛОН - Соловецкий лагерь особенного предназначения.

Трагедию РПЦ ухудшали внутрицерковный раскол и активная антире­лигиозная пропаганда, проводимая в Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) СССР. В 1925 г был сотворен «Союз без­божников», объединивший всех воинствующих атеистов. Пропагандистские успехи по ликвидации неграмотности и формирова­нию новою человека были осмыслены не как преодоление, как полное отрицание старенького, в том числе и в культуре. А здесь уже неподалеку было и до ликвидации церковных и старопечатных книжек и Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) самих церквей и монасты­рей - «центров мракобесия», служителей культа, многих представителей «гнилой интеллигенции».

Стратегический итог был достигнут. Упреждающие удары по инако­мыслию в 20-е годы принудили навечно умолкнуть советскую интеллигенцию.

В протяжении 20-х годов в обществе шла полемика: чем должно заниматься искусство. Споры соответствовали времени формирования командно-административ Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа)­ной системы и закончились совместно с оформлением этой системы.

Идеологизация искусства, усиление его пропагандистского значения нагнетали накал страстей. В критериях малограмотности населения Рф, только начавшего приобщаться к богатствам культуры, идеи революцион­ной непримиримости к инакомыслию приводили к очень простым формам неприятия другой позиции, к вражде представителей различных твор­ческий Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) объединений.

Два полюса литературы и искусства - РАПП и «Перевал» - определя­ли противоборство 2-ух систем ценностей, 2-ух представлений о сути искусства и его роли в жизни общества,

РАПП - Русская ассоциация пролетарских писателей (1925-1932) - была более массовым литературным объединением. Основны­ми печатными органами были журнальчик «На посту» (1923), а потом - «На литературном посту» (1925 г Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа).). Деятельность РАППа носила открыто клас­совый пролетарский нрав. Рапповцы претендовали на монополию в об­ласти литературного творчества, вели грубые кампании против писателей-«попутчиков»: М. Горьковатого, С. Есенина, А. Толстого.

Против защитников «пролетарской чистоты» в искусстве выступил об­щественно-публицистический журнальчик «Красная новь» во главе с редакто Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа)­ром А. Воронским. Его авторитет и статус кадрового революционера по­зволили некое время сдерживать атаки литературных экстремистов. Было сотворено творческое объединение «Перевал» (1922—1932), основной задачей которого стало развитие культуры на базе мирового классичес­кого наследства и гуманизма. Сокрытый потенциал свободной личности при­влекал не только лишь перевальцев, он был близок и Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) имажинистам, и «Серапионовым братьям», и М. Горькому, Б. Пастернаку. Схожее «интеллигент­ство» не прощалось, потому всех их вкупе классовые ортодоксы назвали «попутчиками», т. е. идущими не совместно, а параллельно.

Соперничество и вражда в творческой среде, «кабинетные» дрязги при­водили к грустным последствиям. Со 2-ой половины 20-х годов совет­ская литература Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) стала терять своеобразие, круг тем сужался. Вместе с та­лантливыми романами М. Горькою «Дело Артамоновых», Д. Фурманова «Чапаев», А. Фадеева «Разгром», М. Булгакова «Белая гвардия» и др. в лите­ратуру пришел сероватый поток тусклых произведений, сделанных в угоду низкохудожественному вкусу массового безграмотного читателя.

Культурные запросы пролетариата росли медлительно. Запросы Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) интелли­генции и всех «бывших» игнорировались. Все это не могло не отразиться на требованиях, предъявляемых властью к искусству. В резолюции ЦК РКП(б) «О политике партии в области художественной литературы» (1925 г.) была поставлена задачка сотворения произведений, рассчитанных на массово­го читателя. Это была уступка неразвитому сознанию масс. Заместо Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) того чтоб ориентировать писателей на «подтягивание» культуры народа до по­нимания всех сложностей художественного вида, резолюция призывали «выработать подобающую форму, понятную миллионам». Этим реше­нием было положено начало идеологизации литературы и искусства, закреплялся партийный контроль над ними. Невзирая на то что в резолюции формально осуждались деяния РАППа, звучал призыв Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) к свободному твор­ческому соревнованию, сразу ставилась задачка обеспечить пере­ход писателей-«попутчиков» на сторону пролетарской идеологии, биться с буржуазным воздействием в литературе. Объявленный плюрализм точек зре­ния на самом деле не осуществился.

В 20-е годы реконструкция искусства осуществлялась еще без види­мого нажима со стороны страны. В живописи интенсивно работало Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) мно­жество группировок и направлений: Ассоциация живописцев Рф (АХР, 1922 г.) — И. Бродский, Г. Ряжский, К. Юон; «Общество столичных худож­ников» (ОМХ, 1928) — Р. Фальк, И. Машков, А. Лентулов, И. Грабарь. В 1925 г. выпускниками первого русское художественного университета - ВХУТЕМАСа - было основано «Общество художников-станковистов» (ОСТ). Работы «остовцев» (А. Дейнеки, Д Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа). Штеренберга, А. Лабаса, Ю. Пименова, А. Тышлера и др.) были современны и по форме, и по содержанию. Безуп­речной проф культурой, опытным сочетанием традиции и но­визны отличались работы бывших мирискуссников и группы «Голубая роза» П. Кузнецова, К. Петрова-Водкина, М. Сарьяна, создавших в 1924 г. новое «Общество живописцев 4 искусства».

Хотя Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) в среде живописцев не было таких жестоких споров о неверном и настоящем искусстве, как у писателей, но к концу 20-х годов благодаря поддержке властей фаворитом стала АХР, выражавшая официальную точку зрения в живописи.

Равномерно отрабатывались аспекты и в архитектуре. Еще полны были творческих мыслях архитекторы нового объединения Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) АСНОВА (1923), Н. Ладовский, Н. Голосов, Н. Докучаев, Г. Колдуну и др. стремились отыскать и разра­ботать не просто новые типы сооружений, они находили новый образ зодче­ства. В собственных умопомрачительных планах, игнорируя не только лишь традицион­ные масштабы и формы, но даже определенные технические способности, архитекторы-новаторы находили новые идеи для Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) преобразования окружаю­щей среды. Большая часть этих планов стала достоянием «бумажной ар­хитектуры» («Храм общения народа», «Дом Советов» (Совдом)).

Подчеркнутой функциональностью отличалось другое направление ар­хитектуры 20-х годов - конструктивизм. Принцип конструктивизма, раз­работанный известным на Западе архитектором Ле Корбюзье, развивали в Русской Рф братья Л. А., В. А Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа)., А. А. Веснины и М. Гинзбург. Книжка М. Гинзбурга «Стиль и эпоха» стала, на самом деле, манифестом этого направле­ния в архитектуре. Творческое соревнование меж «конструктивистами» и «рационалистами» в первой половине 20-х годов явилось массивным стиму­лом для сотворения сверкающих проектов: Дворец труда, Дворец культуры им. Лихачева в Москве Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) (бр. Веснины), павильон СССР на Интернациональной вы­ставке декоративного искусства в Париже в 1925 г. (К. Мельников), гене­ральный план реконструкции Москвы (А. Щусев и И. Жолтовский). Стрем­ление перестроить русский быт побуждало многих художников-дизай­неров (В. Татлина, Л. Попову, А. Родченко, С. Степанову) на поиски современных моделей Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) мебели, интерьера, тканей.

Фурроров в собственном развитии достигнуло искусство кино. Поддержанный вла­стью русский синематограф занял свое место в новейшей культуре. Начало «золотому десятилетию» Величавого Немого положили документальные филь­мы Дзиги Вертова («Шагай, Советы», «Шестая часть мира», «Человек с аппаратом») и Л. Кулешова («На Красноватом фронте», «Необычайные приклю Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа)­чения мистера Виста в стране большевиков»), которые зафиксировали ре­альные действия революционных лет. С середины 20-х годов сформирова­лась целая плеяда зрелых мастеров, создавших кинофильмы, достойные ми­ровою уровня: С. М. Эйзенштейн («Броненосец Потемкин», «Октябрь»), А. П. Довженко («Звенигора», «Арсенал», «Земля»), В. И. Пудовкин («Мать»).

Новый импульс в собственном развитии получил Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) театр. Ощущал себя «рево­люцией мобилизованным и призванным» режиссер В. Э. Мейерхольд. От традиций «серебряного века» режиссер пришел к убеждению в необходи­мости реформ в театре. 1-ый спектакль, поставленный заного, — это «мистерия-Буфф» В. Маяковского в оформлении К. Малевича: занавес от­сутствовал, сцены как такой тоже не было, актеры Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) проходили к публике, используя ее реакцию в собственной игре. Мейерхольд в собственных постановках при­менял принципы площадного театра средневековья, цирковых и кукольных представлений, интенсивно заимствовал приемы итальянского народного теат­ра масок commedia dell'a Arte и систему условностей восточных театров, а именно, японского театра Кабуки. Он создавал собственный Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) театр по эталону ам­фитеатров античности. Размещение рядов в зале должно было подчерк­нуть равенство всех зрителей: никаких лож, партеров и галерок.

Делали на сцене блестящие эталоны драматического искусства («Дни Турбиных» М. Булгакова, «Шторм» В. Билль-Белоцерковского, «Любовь Яровая» К. Тренева) и другие профессиональные режиссеры: К. С. Станиславс­кий Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа), В. И. Немирович-Данченко, Е. Б. Вахтангов, А. Я. Таиров. Для одних театр как и раньше оставался до этого всею Домом актера, другие форми­ровали режиссерский театр.

Таким макаром, борьба за доступность и массовость в просвещении, приобщение к куль­туре рабочих и фермеров сопровождалась понижением свойства и общего уров­ня культуры Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа).

Практически в 20-е годы начали закладываться базы русской худо­жественной культуры. Насыщенные поиски новых форм и стилей, выра­ботка новейшей эстетики в первой половине 10-летия делали благоприят­ную почву для будущих творческих удач. Но императивное рвение вве­сти творческие искания в определенное русло вело к унификации и Культура России в 1920-е годы (годы НЭПа) единообразию в искусстве.


kulebyaka-sloenaya-s-myasom.html
kulidzhanov-lev-aleksandrovich-doklad.html
kulikovskaya-bitva-i-ee-istoricheskoe-znachenie.html