Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе)

Анна Очкина

Культурный капитал семьи как фактор общественного поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном русском городке)


I

Неизмеримое достояние

«…Чем другим является достояние, как не абсолютным выявлением творческих дарований человека, без каких-то Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) других предпосылок, не считая предшествовавшего исторического развития, делающего самоцелью эту целостность развития, т.е. развитие всех человечьих сил как таких, безотносительно к какому бы то ни было заблаговременно установленному масштабу».

К. Маркс

Невзирая Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) на всю противоречивость становления постиндустриального общества, можно отметить как более либо наименее тривиальный соц факт возрастание значимости познаний и творческих возможностей работников в современном обществе, в том числе и в экономике. Увеличение человекоемкости производства Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) принуждает рассматривать образованность, эрудицию, возможности, ценностные ориентации и мотивированные установки людей не просто как свойства работников, действующие на стиль управления, да и как главные свойства трудового потенциала, как суровый экономический Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) ресурс. С другой стороны, увеличение роли особенности в производственном процессе открывает перед человеком относительно все огромные способности реализации собственных творческих сил с положительным социально-экономическим результатом.

Конкретно из этих предпосылок появилась мысль Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) культурного потенциала индивидума как капитала. Положительный социально-экономический итог реализации личных возможностей в хоть какой экономической системе неправомерно, как мне представляется, интерпретировать только как рост дохода. Еще полнее можно судить об эффективности схожей реализации Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) по степени вертикальной социальной мобильности. Но в данном случае нужно гласить не только лишь о сделанном самим человеком в протяжении его жизни, да и о приобретенном в наследие культурном Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) капитале и о том, как и каким образом он может передать этот капитал свои детям. Вот поэтому, говоря об особенном элементе публичного и личного богатства – культурном капитале семей, нужно рассматривать его как Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) конкретную предпосылку сотворения и итог использования культурного капитала индивидума. Ибо в семье публичные дела получают свою необыкновенную, конкретно-индивидуальную и конкретно рабочую, мотивирующую форму, в какой осуществляется не просто первичная, но импринтинговая Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) социализация малышей.

Неувязка скопления и воспроизводства домашнего капитала имеет огромное количество качеств. Так, концепция культурного капитала семьи приобретает ближайшее время все большее значение в исследовании социальной структуры и социальной мобильности. Это связано с тем Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), что границы соц групп становятся все наименее четкими и поболее подвижными, значимость личных усилий для обеспечения социальной мобильности относительно растет при всей нелинейности и противоречивости этого процесса. Для Рф исследование культурного капитала семьи Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) и процессов его воспроизводства – это к тому же возможность выявить механизмы стабилизации социальной структуры, обеспечения преемственности в ситуации насыщенных конфигураций последнего столетия, нередких конструктивных перемен и даже коренных ломок, одна Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) из которых происходила в протяжении 90-х годов.

Одним из следствий рыночных реформ в Рф стало обесценение культурного капитала людей, получивших высшее образование в СССР и реализующих свои мотивированные установки в согласовании Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) с приобретенными познаниями, квалификацией и русскими социально-экономическими и культурными критериями. Это обесценение было связано не только лишь и не столько с резким понижением (как абсолютным, так и относительным) уровня дохода и свойства жизни образованных Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) и высококвалифицированных профессионалов. Обесценились, будучи объявленными «нерентабельными», сами мотивированные и ценностные установки относительно труда, карьеры, образования и культуры. Резко снизился статус значимой группы людей, но, главное, были дискредитированы целые жизнеобеспечивающие Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) отрасли – образование, здравоохранение, соц защита, культура, наука и научное сервис и т.п.

Таким макаром, сделанный несколькими поколениями культурный капитал, оставаясь реально, согласно базисным потребностям общества, нужным, закончил в значимой степени быть капиталом в Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) подлинном смысле слова для индивидов. Первую половину 90-х годов только соц самоидентификация, собственного рода «инстинкт» общественного самосохранения, принудил целые группы людей сохранять актуальные, трудовые, экономические и социальные установки, связанные с их Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) образованием и реальным местом в социальной структуре. Они продолжали работать, поддерживать либо даже увеличивать свою квалификацию, обеспечивать условия для образования и воспитания малышей, и, реструктурируя съежившиеся бюджеты, выкраивать средства, нужные для Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) этого. Происходило тем стихийное сохранение культурного капитала, сделанного в других экономических критериях и сразу спасение социальной структуры от деградации. В этот переломный момент конкретно соц самоидентификация у нас оказалась «выпрямителем» социальной Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) структуры, «совместителем» реального положения и значимости социальной группы и ее общественного поведения. В базе этой самоидентификации лежал сделанный в прежней экономической системе культурный капитал, а механизмом общественного самосохранения стало воспроизводство моделей поведения в сфере образования Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) и культуры в согласовании с соц, а не экономическим статусом. Верность этой модели вопреки экономической ситуации и ее трансляция последующим поколениям стимулировали рост системы образования, сферы образовательных, культурных и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) информационных услуг. Таким макаром, обесценившись экономически, русский культурный капитал сыграл не последнюю роль в формировании реальной социальной структуры нового русского общества. И семья оказалась точкой сохранения социальной идентификации и структуры в согласовании с реальными потребностями Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) общества.

Под культурным капиталом семьи в нашем исследовании понимается совокупа познаний, ценностных установок, культурных традиций и соц связей, соответствующих для данной семьи и предоставляемых детям как базис их воспитания Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), обучения и, соответственно, проф карьеры. Отмечу, что, на мой взор, ядром культурного капитала современных русских семей является высшее образование старших поколений, приобретенное после Октябрьской революции, сознание его ценности и рвение к увеличению его Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) свойства для деток. Рыночные реформы принудили почти все переосмыслить и от многого отрешиться, но при всем этом рвение к соц самосохранению, рвение предупредить обесценение всех актуальных фурроров принудило держаться за самое явное достижение – высшее Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) образование. Конкретно это принуждало сохранять образ жизни и частично структуру употребления, сделанные ранее, независимо от их реальной доступности (Очкина, 2004; Очкина, 2006). Потому из всех частей домашнего капитала я более тщательно тормознула Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) на отношении к образованию, стремясь выявить его значение для формирования стратегий общественного поведения и связанных с ними моделей воспитания малышей.

Еще в 70-х годах 20 века П. Бурдье, развивая теорию воспроизводственной функции образования Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), отметил, что оно оказывает все более суровое воздействие на изменение социальной структуры (Бурдье, 2007). П. Бурдье направил внимание на то, что предки с высочайшим уровнем образования делают необыкновенную среду для воспитания и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) развития малышей. Это среда культурная, среда внутрисемейного общения, которая содействует преждевременному усвоению базисных познаний, действенному к тому же за счет положительного чувственного фона. Это и определенная соц среда, другими словами сеть связей и знакомств Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), содействующих прямо либо опосредованно воспитанию, образованию, а потом проф и служебному росту деток. Таким макаром, детки из семей образованных и мастерски состоявшихся родителей имеют способности без помощи других совершенствоваться в сфере образования, добиваясь Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) огромных фурроров, чем их сверстники, и получая, таким макаром, наилучшие карьерные способности.

Выходит таковой замкнутый круг элитарности либо даже собственного рода оправдание неравенства, основанное на беспристрастной социальной действительности. Развил возможности, получил не Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) плохое образование – получаешь наилучшую по сопоставлению с остальными работу, имеешь больший доход, даешь наилучшее образование своим детям и т.д. Неравенство от поколения к поколению скапливается, фактор вещественного и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) общественного доступа к престижному и качественному образованию начинает доминировать над фактором возможностей.

Замечу, что представление о прямой, строго положительной связи дохода от уровня образования, квалификации и проф достижений не безусловно даже для продвинутых стран Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), где такая зависимость существенно посильнее выражена, чем у нас. Так, к примеру, зарплата доктора полностью солидного южноамериканского института может быть, естественно, выше, чем у водителя грузовика, но меньше, чем у менеджера гипермаркета «Wall Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе)-Mart». В Рф же несоответствие зарплаты уровню образования и квалификации намного посильнее. Эта диспропорция сложилась еще в русской экономике, которая не могла абсорбировать растущее количество профессионалов с высшим образованием. Зарплата Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) отражала потребность рынка труда, на котором высококвалифицированный труд был лишним, а физический труд, при этом нередко неквалифицированный – в недостатке.

В критериях декомпозиции статусов, о которой я гласила сначала статьи, вопрос о значении и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) самом содержании культурного капитала семьи приобретает необыкновенную остроту и особенное значение. Отвечая на вопрос «что есть образование, приобретенное в семье, и исходя из убеждений индивидума, и исходя из убеждений общества», мы можем выйти Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) на двойственное осознание культурного капитала и использовать эту концепцию для разъяснения многих тривиальных несообразностей общественного и даже политического поведения русских людей.


II

Из личного опыта

«…особенность есть как раз претворение в реальность внутри Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) себя сущего;…движение особенности есть действительность всеобщего».

Г.-В.-Ф. Гегель.


Объясню свое воззвание к высококачественным способам в этом исследовании. Социология, сначала, изучает соц поведение людей в разных сферах общества Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе). А человек не является обычный функцией социальной действительности хотя бы поэтому, что он способен ее оценивать и делать собственный личный выбор. В принятии решений человек исходит не только лишь из определенных событий либо Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) текущих целей и потребностей, да и из собственных убеждений, ценностей, надежд, опасений и т.д. Другими словами мотивация общественного поведения индивидов содержит в себе эмоционально-чувственные, ценностные и моральные составляющие. Другими словами, то Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), что тяжело измерить и выразить при помощи только количественных способов. Здесь нужны и сопереживание, и сострадание, и осознание и т.п. – то, что и подразумевают высококачественные способы социологического анализа (Штейнберг, Шанин, Ковалев Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), Левинсон, 2009).

Культурный капитал – это, как я уже произнесла выше, не только лишь и не столько формальные характеристики квалификации, сколько реальный уровень развития личности. Потому что личность развивается в протяжении всего актуального пути, формируя Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) собственный культурный капитал, принимая его от родителей и передавая в том либо ином виде детям, то более действенным из способов высококачественного анализа мне показался биографический способ Д. Берто, на который Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) я и опиралась в собственном исследовании.

Для того, чтоб наглядно и образно показать, как конкретно формировалась и структурировалась для меня проблематика исследования, я воспользуюсь материалом своей биографии. Выбор этот обоснован, никак Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), не какими-нибудь наружными по отношению к исследованию задачками, просто для рассматриваемой задачи моя биография достаточно показательна, типична для русского периода и несколько необыкновенна для сегодняшнего времени. Я закончила университет в 1989 году Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), который, с моей точки зрения, является собственного рода переломным для процесса формирования стратегий общественного роста и осознания актуального фуррора. В 1989 году еще действовала инерция русского интеллигентского пути: университет – НИИ либо опять университет Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) – кандидатская и как венец карьеры – докторская диссертация. 90-е годы сделали этот путь полностью непрезентабельным, предложив другие способности и перспективы.

Основное содержание культурного капитала, приобретенного мною в семье – способности для относительного ранешнего гуманитарного образования Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) и развития способностей абстрактного мышления. Я выросла в семье философов. В дипломе моих родителей написано просто: «квалификация – философ», а не педагог философии, не спец по истории философии либо как-то по Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) другому. Не настолько не мало я знаю людей, у каких диплом до таковой степени обусловил образ жизни и нрав, как у моих родителей, они вправду философы по профессии и по жизни. Никогда Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) они не были теми, кого принято на данный момент именовать словом «трудоголики», просто философия была частью их жизни, в какой грань меж жизнью и работой была очень условной. С самого ранешнего юношества Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), а не с 7 лет, как большая часть моих сверстников, я приучилась отмечать начало и окончание учебного года, при этом и начало, и конец года учебного были для меня более волнующими, чем начало и конец Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) года астрономического. Самой возлюбленной и чуть не единственной игрой в детстве для меня была игра в школу, я очень гордилась, что мать и папа учат не просто студентов, а будущих Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) учителей: они работали в педагогическом институте. В ранешном детстве я очень страшилась Гегеля: на стеллаже около входной двери стояла книжка из серии «Жизнь восхитительным людей», и конкретно к портрету Гегеля апеллировала бабушка, когда желала призвать Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) меня к порядку. Так что с Гегелем я познакомилась практически в то же время, как с основными персонажами детских сказок. В молодости я пробовала его читать под наблюдением родителем. Я Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) далековато не ас в традиционной германской философии, но Гегеля считаю практически родным – с юношества знакомы.

Основным средством воспитания в семье было общение, обсуждение прочитанных книжек, которые окружали нас с сестрой с самого рождения, беседы Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) о фильмах, спектаклях и т.п. Дискуссии по поводу сути тех либо других философских концепций мы с сестрой слышали в детстве и молодости еще почаще, чем споры по поводу домашнего бюджета Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), покупок, хозяйственных дел. Последние если и были, то не запомнились. А вот почти все из того, что обсуждали предки меж собой, с сотрудниками и друзьями, запомнилось на всю жизнь, отдало Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) толчок уже к самостоятельным размышлениям и выводам, к формированию самостоятельного миропонимания. Этому содействовала и выработанная в семье привычка вербализировать воспоминания и эмоции, преобразовывать их в повествование, объективировать и рассматривать их, делать частью собственных познаний и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) общественного опыта.

Формально ни я, ни сестра не повторили проф путь моих родителей. Правда, мы обе окончили тот же МГУ им. М.В.Ломоносова, а я работаю в том же Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) вузе, где мать работала 35 лет, а папа преподает до сего времени. Но, все же, от родителей мы получили капитал, который нельзя утратить во время экономического кризиса, нереально проиграть на бирже либо издержать без следа Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе). Можно, правда, не осознать ценности этого незримого и неизмеримого капитала, тогда и им нельзя будет пользоваться. Мы с сестрой сообразили и оценили.

Но как оценить экономический и соц эффект внедрения Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) нами этого капитала? Лучшее (по личным чувствами) применение он отыскал у сестры в науке, а у меня – в науке и преподавании. Исходя из убеждений дохода, и, пожалуй, статуса, эти сферы уступают многим другим. Но Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) стал бы отказ от увлекательной и возлюбленной с юношества деятельности оптимальным с чисто экономической точки зрения поступком, прибыльным вложением культурного капитала либо, обернувшись потерей себя, стал бы и в социально Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе)-экономическом отношении суровой потерей?


III

О понятии культурного капитала

Мы исходим из того, что в классовом обществе в отличие от кастового либо составного общества хотимый статус не может быть просто передан от родителей Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) детям: предки могут только обеспечить доступ либо передать элементы (экономические, культурные, социо-пространственной локализации), при помощи которых этот соц статус может быть сконструирован. Воспроизводство не несет внутри себя ничего механического – это процесс Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) динамический.

Д. Берт., И. Берто-Вьям.


Здесь я подошла, наверняка, к самому узкому моменту в собственных рассуждениях. Анализ своей биографии и нужен мне был конкретно для его уяснения.

Мы пользуемся внутренне противоречивым понятием Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе). Капитал – это категория капиталистической, рыночной экономики, ее свойства неразрывно с этой экономикой связаны. И сначала это – требование обязательного денежного фуррора. С другой стороны, скапливается и в определенной степени реализуется культурный капитал Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) вне рыночной среды и не по рыночным (а то и по анти-рыночным) принципам. Это противоречие проявляется на уровне экономики и общества в целом, но может быть легче найдено, на мой взор, в анализе персональной Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) судьбы.

В словосочетании «культурный капитал» конкретно капитал является главным словом, обозначающим смысл и значение приобретенных индивидумом познаний и умений в определенных социально-экономических критериях. Другими словами, в рыночной экономике и в Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) критериях общественного неравенства культурный капитал может быть преобразован в доход и статус, которые и должны стать его беспристрастными измерителями.

Это, естественно, очень прямолинейное истолкование понятия культурного «капитала» Капитал, ведь, не вещь Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) и средства, а дела меж людьми. Такие дела, при которых ценности могут употребляться не только лишь для употребления либо скопления, да и для производства других ценностей, для производства прибыли. Можно так рассматривать и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) культурный капитал семьи: как совокупа нематериальных ценностей – познаний, возможностей, установок, уровня культуры и т.п., – передающихся от родителей к детям и т.д. и конвертируемых каждым поколением во все более высочайший доход и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) статус. Очевидно, такое явление в обществе и в западном, и в нашем можно зафиксировать. Но только как тенденцию, с рядом нужных оговорок.

Как я уже отмечала выше, не существует Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) прямой зависимости меж уровнем трудности и квалификации труда, меж талантом и профессионализмом исполнителя, с одной стороны, и уровнем оплаты, уровнем дохода, с другой. Зарплата находится в зависимости от региона, отрасли не в наименьшей, а Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) нередко и в основном, чем от уровня квалификации работника. В каждой определенной отрасли зависимость меж сложностью труда и зарплатой так либо по другому восстанавливается, но конкретно зарплата находится в зависимости от должности Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), а не от квалификации, уровня образования и уж тем паче – не от уровня общего развития исполнителя. Очевидно, для занятия определенной должности нужен определенный уровень образования, подтвержденный подходящим сертификатом. Сертификат же отражает формальный Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) уровень, а не содержание, качество и личные заслуги исполнителя. Занятие той либо другой должности подразумевает деяния, связанные с внутрикорпоративными правилами, выполнение которых нередко оказывается важнее, чем проф и образовательный уровень работника. И, заметим Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), ловкость и удачливость в выполнении внутрикорпоративных правил очень опосредовано связана с талантом и квалификацией исполнителя, а время от времени и вступают с ними в явное противоречие (см., к примеру, Радаев Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), 1998).

Не считая того, говоря о культурном капитале как факторе социально-экономического продвижения индивидума, мы предполагаем устойчивый спрос на высококвалифицированных профессионалов, обеспечивающий оплату их труда пропорционально уровню образования и квалификации. А если такового спроса Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) нет, поточнее, если он резко сократился, и резко снизилась готовность общества платить за высококвалифицированный труд? Обобщу вопрос, который я задала применительно к собственной биографии: в какой мере мы можем гласить о Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) потере культурного капитала в данном случае, схожи ли содержание и последствия этого процесса для индивидума и общества? И в какой мере мы можем считать семейные связи культурным капиталом и каково его значение Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) для индивидума и общества в этом случае, эти если связи позволили индивидуму занять определенную должность и положение независимо от познаний и возможностей?

Сокращение реального спроса на высококвалифицированных профессионалов в постсоветское время и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) все более приметное понижение требований к умственному и творческому потенциалу работников не сопровождалось у нас сокращением спроса на сертификаты об образовании со стороны работодателей и потребности в таких сертификатах со стороны населения Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе). На данный момент много пишут о коррупции, понижении свойства образования в школах и университетах, формализации мотивации к получению образования, отсутствии реальной потребности в познаниях у студентов (см, к примеру: Артамонова М.В Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе)., Богословская О.В., Латов Ю.В., 2006; Очкина, 2007).

Эти явления, на мой взор, конкретно связаны как с этой диспропорцией, так и с отсутствием поочередной и обеспеченной ресурсами готовности со стороны общества реально использовать образование, квалификацию Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), умственный потенциал профессионалов, занятых в социальной сфере, остающейся по преимуществу экономной и недофинансируемой.

Ответы на эти вопросы и должно было дать предпринятое мною исследование.

IV.

Условия и факты исследования

По каким Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) признакам судить нам о реальных помыслах и эмоциях реальных личностей? Понятно, что таковой признак может быть только один: деяния этих личностей – а потому что идет речь только об публичных «помыслах и чувствах Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе)», то следует добавить еще: публичные деяния личностей, т. е. социальные факты.

В.И. Ленин


Эмпирический материал был собран в процессе исследования, проведенного мною в сентябре 2008 – январе 2009 в г. Пензе. Первым объединительным признаком при отборе Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) респондентов стало высшее образование. Я исходила из суждения, что в двадцатом столетии скопление семьями культурного капитала было связанно с массовым вовлечением людей в систему образования, в том числе и высшего Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе). И что система образования – общего, среднего и дополнительного – до сего времени является принципиальным механизмом воспроизводства культурного капитала семей вместе с внутрисемейным общением, совместным досугом, моральным и умственным климатом, развитием семейных традиций и т.п Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе)..

Еще одним показателем, объединяющим респондентов, стал возраст – от 41 до 55 лет. Во-1-х, это возраст активной карьеры. Во-2-х, эти люди были поставлены в 90-е годы перед выбором: сохранить прежнюю работу в Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) критериях резкого понижения ее доходности и престижности либо открыть собственное дело, поменять профессию, руководствуясь соображениями дохода и (либо) престижа. Они должны были выбирать, сохранить ли прежние проф принципы и требования либо приспособиться Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) к новым условиям, в каких ими можно поступиться ради роста дохода либо просто выживания. Они могли преуспеть благодаря приобретенному в русское время высокому образованию либо независимо от его уровня, свойства и даже Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) личных умственных возможностей. А могли и утратить все достоинства, связанные с получением высшего образования.

И этот выбор делался не только лишь под давлением наружных событий, не только лишь на базе сложившихся Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) к определенному моменту социально-экономических критерий. Да и на базе опыта, сложившихся ценностей и представлений, в том числе относительно образования, профессии, культуры, содержания общественного статуса и критериев актуального фуррора. Другими словами, представители этой Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) возрастной группы были поставлены историческими критериями последних десятилетий в такую ситуацию, в какой их соц опыт и статус, актуальные ценности и ориентиры, познания, умения, уровень культуры имели таковой же (либо, по Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) последней мере, сопоставимый) вес для принятия решения, как и наружные происшествия.

Всего нами было проведено 50 полуформализованных интервью. Я желаю представить их обобщенный анализ, при помощи которого постараюсь ответить на несколько вопросов. Во Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе)-1-х, в какой степени респонденты воспринимают уровень и нрав собственной образованности, свое культурное развитие как фактор социальной мобильности и актуального фуррора. Во-2-х, в какой степени они ориентируются при определении собственного общественного Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) статуса на уровень дохода, должность, престижность деятельности. И, в-3-х, каким образом они готовы обеспечивать проф и соц старт детям. Я стремилась выявить, другими словами, содержание и значение культурного капитала семей Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) как личного и беспристрастного причин общественного развития.

Все респонденты оценивают получение высшего образования как огромное актуальное достижение, поворотный момент в жизни. Те, кто невысоко оценивает проф заслуги и карьеру собственных родителей, в качестве Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) главной (а почти всегда – единственной) предпосылки именуют недочет образования. Все отмечают положительное отношение родителей к решению о продолжении образования, многие молвят о поддержке родителей. Но большая часть респондентов отметили, что выбор профессии производили без Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) помощи других, предки никак не оказывали влияние на выбор. Практически никто из респондентов не высказал идея о том, что высшее образование они получали зря, хотя некие из их имеют Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) на данный момент работу, не связанную прямо с приобретенной специальностью.

Все без исключения респонденты гласили о том, что получение высшего образования повысило их соц статус, отдало возможность живого и увлекательного общения. Многие гласили о Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) способности заниматься возлюбленным делом, жить увлекательной и заполненной жизнью. Встречались и поболее подробные и определенные обоснования ценности высшего образования. «Я не только лишь вызнал много о той области, которая меня заинтересовывала Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), да и научился следить и записывать наблюдения, классифицировать познания, работать с информацией, а главное – получать наслаждение от узнавания чего-то нового» – учитель географии, проработавший в школе более 25 лет и обожающий свою профессию. «Путь к Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) единственно симпатичной для меня профессии лежал через высшее образование. Но в процессе учебы мне были увлекательны не только лишь особые предметы. Я получила управление к самообразованию в неких областях Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), самой было бы трудно даже начать. И кое-какие сведения, чтоб разбираться в жизни, это всем нужно» – врач-гинеколог, увлеченная собственной профессией. «Я всю жизнь больше всего обожала читать. И меня заинтересовывали потаенны языка – почему Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) слово пишется так, а не этак, как произошли слова и т.д. Вот это и стало моей профессией. Мое образование – возможность заниматься возлюбленным делом как работой. Что-то может получаться Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), а то-то – нет; кое-где и не доплачивают нам, но любимое и увлекательное дело при мне. Работа меня никогда не тяготила, я даже не знаю, что это такое» – филолог, доцент педагогического института. «Формулировать Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) вопросы – вот в чем мне посодействовало высшее образование» – журналист с филологическим образованием. «Ремеслу-то я обучался, когда уже работал, в вузе много было излишнего. Азам еле-еле обучили. Но вот историк у Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) нас был замечательный и педагог философии неплохой, я к нему на кружок прогуливался. С того времени много читаю таковой литературы, можно сказать, увлекаюсь. Хобби заполучил. Супруга сначала удивлялась: все на Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) рыбалку, там пиво попить с друзьями, а я с книгой. Позже привыкла и радуется даже, хотя и растрачивал я на книжки много, до сего времени трачу. Деток приобщил» – инженер, начальник отдела в НИИ

Респонденты, сменившие Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) в процессе рыночных реформ профиль деятельности и преуспевшие на новеньком поприще, также отмечали полезность для их приобретенного образования. В ряде интервью людей, открывших в 90-х годах собственное дело и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) сменивших в связи с этим профиль деятельности, высказывалось убеждение, что высшее образование было нужно, даже если б для развития дела нужно было получить 2-ое. «В вузе я выяснила почти все, что позже очень Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) понадобилось, а учить самой было бы трудно и некогда», – экономист, управляющий своей консалтинговой конторы. «В вузе я научился мыслить и работать с текстами, без этого я не сумел бы так стремительно и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) при таковой занятости на работе освоить то, что мне было необходимо в моем бизнесе. Я же для дела обучался, не для корочки», – предприниматель, обладатель строительной компании, получивший в 90-е 2-ое высшее экономическое образование.

Женщина Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе)-предприниматель, работающая в торговле, очень тщательно поведала о том значении, которое имело для нее получение высшего образования. Позволю для себя привести полностью ее выражение. «Учеба в институте как мне Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) посодействовала? Развила мозги, позволила выяснить кое-что, я стала осознавать людей, в деревне собственной что я знала-то? Жизнь бывает различная, люди бывают различные – это тоже нужно осознать. Речь у меня развилась, кое-чего Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) нахваталась. Мне позже почти все понадобилось: и чтоб 2-ое высшее получить (у меня экономическое), и чтобы решение принять, по рекламе, к примеру. Ну и так, много чего могу в общении упомянуть Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), все-же я на историческом обучалась, различные факты запомнила, библиотеку хорошую историческую собрала, один педагог посодействовал. А сейчас-то я с различными людьми встречаюсь, очень помогает мне моя начитанность воспоминание произвести Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе). Это я смеюсь, естественно, но правда в этом есть. Без таких познаний – не прямо для дела, а для души, что ли, для разума – и дела толком не будет. Опять-таки у деток моих Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) совершенно другое начало в жизни будет, не то ,что у меня. И не только лишь поэтому, что средств у нас больше. Мы все-же знаем и осознаем жизнь лучше, чем наши родители».

«Язык Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) я, естественно, забросила, хотя пару лет вспять была в Великобритании на стажировке, практически все вернула, ну и литературу специальную могу читать. Это очень выручало, когда переводной и российскей литературы по профилю министерства еще Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) не было, а необходимо было делать много документов. Многому обучалась сама, как бы познания вузовские мертвым грузом лежали. Но, то там вспомню, то здесь закономерность поймаю – все-же без этих 5 лет мне Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) было бы еще труднее. Когда человек 5 лет только обучается, это здорово позже на всей жизни сказывается» – работник областного правительства, прошлый педагог британского языка.

Таким макаром, люди, добившиеся фуррора в профессии, высоко оценивают Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) значение высшего образования для собственной карьеры. Так как они связывают факт получения высшего образования со своими проф и карьерными фуррорами, можно утверждать, что они включают все обретенные за время обучения познания Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) и воспоминания в состав собственного культурного капитала. Все то, что содействовало развитию их личности, выступило для их базой для соответственной проф деятельности, даже если конкретно в ней не употребляется.

Обобщая оценки Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) респондентами значения собственного образования во всей его полноте и сопоставляя их со своим своим опытом, желаю отметить скрытое либо очевидное осознание людьми 3-х ипостасей культурного капитала: экономической (рыночной), персональной (либо групповой Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе)) и публичной (социальнозначимой). Эти ипостаси могут вступать в противоречие в этом случае, если оплата за профессиональную деятельность не соответствует ее трудности и значимости и не обеспечивает настоящего воспроизводства личности специалиста. Чувство такового противоречия проявляется Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) ясно в двойственности социальной самоидентификации. «Статус, уровень образования, почтение окружающих, квалификация, должность – в резком противоречии с благосостоянием», – гласит филолог, педагог института, которая вообщем отказалась найти социально-экономическое положение собственной семьи, ссылаясь Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) на противоречие критериев. «Я на все понемногу ориентируюсь в определении собственного статуса. Так либо по другому, доходом нельзя ограничиваться, у нас тогда полная неурядица получится: в верхи попадут отбросы общества и напротив. Если ты Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) нужен обществу, люди в для тебя нуждаются – у тебя высочайший статус. А оплата – временный экономический факт», – доктор гинеколог, самая оптимистичная из участников опроса. В этом интервью достаточно осознанно выражена идея о соц Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) статусе как месте человека в системе публичного разделения труда, оцениваемого исходя из убеждений значимости его для развития общества в целом. Увлеченность респондента профессией позволяет ей третировать несоответствием уровня собственного Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) дохода трудности и значимости собственного труда, усматривая конкретно в содержание деятельности метод вознаграждения. Среднедушевой доход этой семьи 12 тыщ за месяц, преемственность профессии сохраняется в протяжении уже 4 поколений. «Мне и моей семье сложнее жить от того Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), что у нас не достаточно средств, но это не означает, что то, что я делаю, не надо либо, тем паче, неинтересно. Я ничем другим не сумел бы заниматься, хотя Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) я и не пробовал», – учитель географии.

Обращусь опять к собственному собственному примеру, чтоб более наглядно объяснить, как конкретно для индивидума может проявиться противоречие меж этими 3-мя гранями культурного капитала. Окончание экономического факультета МГУ могло Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) бы стать фактором моего благосостояния, посреди моих сокурсников много богатых людей. В 90-е годы экономисты оказались очень нужны. Но рынок труда в 90-е годы не предъявлял спроса на возможности к абстрактному мышлению Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), не плохое гуманитарное образование, другими словами на то, что составляло ядро моего домашнего культурного капитала. Преобразовать в средства можно было диплом МГУ, но туда поступали в мое время люди из самых Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) различных семей, с самым различным культурным капиталом. И уровень подготовленности моих однокурсников к учебе, их успеваемость в институте и нынешний их доход взаимосвязаны слабо.

Но значит ли это, что и у Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) меня, и у моих респондентов, работающих в малооплачиваемых экономных отраслях, культурный капитал оказался полностью невостребованным? Никак. Без таких экспертов русская соц сфера вообщем не могла бы сохраниться, не то чтоб работать. А она Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) работает при всех противоречиях собственного развития. Таким макаром, личный культурный капитал приобретает публичное значение, становится культурным капиталом общества. Ориентация на личностное и проф развитие становится к тому же экономическим фактом, потому что принуждает профессионалов Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) с высшим образованием и низким уровнем дохода структурировать семейные бюджеты таким макаром, чтоб получать компы, книжки, воспользоваться платными образовательными и мед услугами. Этот вывод доказан на большенном массиве данных (Шкаратан О Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе)., Ястребов Г. 2007; Очкина, Ястребов, 2009).


V

Культурный капитал и самоидентификация личности

Необходимо узнать себя самого, если это и не поможет отыскать правду, то, по последней мере поможет отлично навести жизнь, а в этом Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) и заключается справедливость.


Блез Паскаль


Можем ли мы гласить, что культурный капитал как черта личных свойств работника, его познания, представления, интересы, развитая занятиями личность – теряет ценность для него самого в этом случае, если не оказывает влияние Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) конкретно на уровень зарплаты? Я могу на базе собственного опыта и обобщенной оценки значения образования, образованности и культурного уровня, данной моими респондентами, с уверенностью сказать, что такового личного обесценения в почти Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) всех случаях не происходит. При всем этом культурный капитал имеет для индивидума (и, замечу, для общества) и явную практическую ценность - он является базой для развития проф свойств, с одной стороны, и основой системы Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) актуальных ценностей, более подходящей для сотворения критерий заполненной и увлекательной жизни. Соц самооценка у мастерски состоявшихся респондентов может быть низкой либо двоякой, потому что они не могут игнорировать малый уровень Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) оплаты собственного труда. Но оценка актуальных достижений, свойства жизни у их стабильно выше, чем у людей с сравнимым либо даже более высочайшим уровнем дохода, но неудовлетворенных, не увлеченных собственной работой либо нацеленных в Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) большей степени на вещественные стимулы труда. С этой точки зрения бедные учитель географии, доктор и филолог представляют собой тот же либо схожий соц тип людей исходя из убеждений трудового потенциала и структуры общественного Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) поведения, что и преуспевающий предприниматель, удачная предприниматель-экономист либо среднеобеспеченная работница областного правительства. Меж тем разница благосостояния у их значимая, учителя и предпринимателя, к примеру, делит реальная финансовая пропасть.

Соц самоидентификация Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) отлично указывает, какие элементы культурного капитала люди считают важными исходя из убеждений объективированного фуррора, как непротиворечивой они считают систему критериев общественного статуса, как личное чувство собственного статуса совпадает с беспристрастным.

Большая Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) часть респондентов в социальной самооценке ориентируются на ряд критериев, посреди которых: доход, уровень образования, должность, стиль жизни и почтение окружающих, связи и знакомства. В неких интервью респонденты пробовали найти свою социальную принадлежность Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) независимо от уровня дохода. Женщина-врач 53 лет, не работающая в текущее время по состоянию здоровья, отнесла свою семью к среднему классу, ориентируясь только на стиль жизни. Среднедушевой доход ее семьи – 6 тыщ рублей за месяц Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), есть дача и двухкомнатная квартира, компьютер, три цветных телека, мобильники у всех членов семьи, стиральная машина и микроволновая печь. Доходы семьи складываются из зарплаты супруга, соц пособий и выплат. Дочь Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) 22-х лет замужем и живет раздельно. В определении общественного статуса собственной семьи, дочери и собственных родителей эта респондентка ориентировалась на стиль жизни, поясняя: «Живем как все, не бедно и не богато, не Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) нищие какие-нибудь, да и не элита». Она исходила из облегченного осознания социальной структуры, в какой интуитивно выделяла только асоциальные низы, богатую и владеющую властью элиту и бессчетные средние слои, к которым приравнивала Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) и себя. Таковой типичный нехороший метод общественного самоопределения.

Учитель истории 45 лет, дама, имеющая двоих деток – 1990 и 1993 годов рождения, в качестве определяющего признака общественного статуса собственной семьи избрала уровень образования и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) отнесла свою семью к среднему классу. Правда, она уточнила, что если ориентироваться на уровень дохода, то статус ее семьи ниже. «Между нижним средним классом, не понимаю, правда, что же все-таки это такое Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), и низами. Низы – не бомжи и нищие, а те, кто практически ничего не может для себя позволить, обязан сберегать на всем, жить в ужасе перед будущим. В этом осознании мы, естественно, низы. Но раз Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) все работают, обучаются, есть где жить, то, наверняка, мы этот самый нижний средний класс». Среднедушевой доход семьи 4,5 тыщи рублей, у семьи есть дом с участком, в каком они живут. На этом же Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) участке маленькое подсобное хозяйство – огород и куры. В семье есть автомобиль, телек, стиральная машина, холодильник, мобильники. Старшая дочь обучается в вузе на платной базе, младшая занимается очень дорогостоящим видом спорта – теннисом Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе). Но, разумеется, таковой уровень жизни дается семье нелегко, что и приводит к двоякой социальной самооценке. В таковой ситуации при определении собственного статуса (что латентно для их является оценкой собственных актуальных достижений) респондент Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) пользуется спасительной формулой «живем как все».

Увлекателен последующий случай социальной самоидентификации. Предприниматель 50-лет, имеющий высшее строительное образование, получивший в 90-е годы 2-ое высшее экономическое образование («нужно было для дела») и открывший в Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) 1993 году свой бизнес. У него самый высочайший посреди всех моих респондентов среднедушевой месячный доход в семье – 75 тыщ рублей – высочайший по масштабам Пензенской области. Он присваивает огромное значение собственному денежному успеху и относит Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) свою семью к высокому слою. При всем этом данный респондент подчеркивает значимость для него фактически дела, конкретно собственной проф состоятельностью он определяет свои актуальные заслуги. Большой доход, высочайший актуальный уровень Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) выступают для него собственного рода беспристрастными показателями и подтверждениями удачливости и значимости его деятельности. Потому на наружные происшествия он и ориентируется, причисляя свою семью к верхнему слою среднего класса: на уровень вещественной обеспеченности, должность на Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) работе, связи и знакомства. Говоря же о собственной жизни в свободной беседе и давая ей оценку, он останавливается тщательно на том, как тяжело ему далось налаживание собственного дела. Как много он Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) работает и сколько полезного делает для городка (у него строительный бизнес), а именно, сколько занимается благотворительностью. Можно представить, анализируя запись интервью в целом, что респондент в определении общественного статуса собственной семьи Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) ориентируется на аспекты, которые считает беспристрастными, поточнее, объективированными для общества. При свободной же оценке собственных актуальных достижений он акцентирует внимание на том, что считает социально весомым, делая упор на свою систему ценностей.

В Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) особенности выпукло этот случай смотрится в сопоставлении с другой историей: уже упоминавшегося учителя географии. Учитель отлично понимает свое социально-экономическое положение, которое откровенно именует бедностью. И, все же, в его интервью нет жалобных Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) интонаций, оно пронизано гордостью за свою профессию и любовь к ней. Он увлечен своими занятиями в кружке спортивного ориентирования, повсевременно увеличивает свою квалификацию, считает познание географии нужным каждому образованному человеку. Его Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) интервью по чувственному настрою, уровню оптимизма и убежденности внутри себя очень припоминает интервью предпринимателя. Даже лексика похожа. Оба, оценивая собственный статус и свою жизнь в целом, гласили о том, какое у их Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) увлекательное, любимое и необходимое дело. Единственный раз в интервью учителя прозвучало сожаление, когда он гласил об ограниченных способностях путешествовать. «Я бы не желал в Европу, много читал, смотрел в Вебе фото из Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) музеев. А вот на полуостров Пасхи, вообщем на острова Тихого океана очень желал бы попасть. С юношества много читал и желал бы на физическом уровне почувствовать, как это – находиться на острове». Даже если Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) представить, что оба не до конца искренны, подчеркивая значимость проф фуррора для ублажения жизнью, то и в этом кроется очень любознательный соц факт. Они знают, что это – верно, что такая Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) позиция – почетна, похоже, они считают ее естественной. Оба респондента идентичны в оценке собственного общественного значения, но серьезно расползаются в оценке собственного общественного статуса. Предприниматель отнес свою семью к верхнему, а учитель – к Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) нижнему слою среднего класса.

Вообщем три четверти респондентов отнесли свои семьи к среднему классу. Хотя и разъясняли такую социальную самооценку различными причинами. Только три респондента из 50 в качестве единственного аспекта общественного самоопределения окрестили Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) доход. Остановлюсь тщательно на этих 3-х актуальных историях. Торговец 51 года разочарована в жизни, считает свою работу нужной для того, чтоб как-то существовать. Она и с самого начала была нацелена Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) на статус, мировоззрение окружающих («хотелось, чтоб было высшее образование, как у подруг»). Свою работу по специальности она оценивает по тем благам, которые она ей давала (зарплата, удачный режим и отличные условия труда, предоставленные Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) заводом квартира и дачный участок). После сокращения в 2001 году она уже не пробовала отыскать работу по специальности, получить другое образование, поменять либо повысить квалификацию. Тормознула на трудной, неинтересной, но приносящей доход работе Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе). На данный момент доходы от ее деятельности существенно снизились, но она как и раньше ничего не решает, будучи, но, очень недовольна и заработной платой, и содержанием труда. Она очень обеспокоена и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) даже подавлена своим социально-экономическим положением, которое она именует нищетой (среднедушевой доход в семье – 6 тыщ рублей за месяц). Переживания по поводу денежного положения семьи вызвали собственного рода «зацикленность» на вещественных дилеммах, заслонили значимость других критериев Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) общественного положения и актуального фуррора.

Последующая история – женщина-предприниматель 48 лет. Она высоко оценивает роль высшего образования (гуманитарного педагогического) в собственной жизни, отмечая, что обучение в вузе посодействовало ей развить личность Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), посодействовало достигнуть благосостояния, позволило приобрести более высочайший соц статус. Она подчеркивает, что благодаря приобретенным познаниям без помощи других освоила профессию экономиста-бухгалтера и смогла открыть посреди 1994 года собственное дело: агентство бухгалтерских и аудиторских Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) консультаций. По ее словам, хотя работа и отбирает у нее много времени и сил, она сделала ее обеспеченным человеком – это подчеркивалось в интервью сначала. Она именует свою работу возлюбленной, реальным делом. В интервью Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) респондентка повсевременно подчеркивала напряженность собственной деятельности, гласила, что это реальный риск и реальный вызов. В ее ответах явственно звучит гордость за свое благосостояние, которым она должна только для себя. (Неизменный Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) мотив: «мне никто не помогал, все сама». Даже признавая, что предки содержали ее во время учебы, она подчеркивает: «Они обеспечивали мне минимум, если я желала большего – отдохнуть летом, шмотку новейшую приобрести, то Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) знала, что зарабатывать необходимо самой, и я зарабатывала. Я и репетировала, и в стройотряды ездила, даже к соседке прогуливалась убираться»).

Гордость эта, но, соседствует с очевидной тревожностью, в каждой фразе сквозит напряжение. Дама чувствует Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) постоянную ответственность за малышей, уже взрослых (29 и 25 лет) и полностью самостоятельных, но которые, по ее словам, ничего не достигнули бы без ее помощи и до сего времени на нее рассчитывают. Она Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) лицезреет собственный долг в помощи родителям, которые без нее не смогли бы поддерживать сегодняшний уровень жизни. При всем этом она признает, что многие управленческие решения, в особенности чреватые конфликтами с подчиненными Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), даются ей с огромным трудом. Правила игры в бизнесе так же являются для нее источником неизменного напряжения. Замечу, что я не раз отмечала высшую степень тревожности у преуспевающих дам, в особенности одиноких (данная респондентка Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) издавна в разводе). Ответственность за вещественное благосостояние семьи понуждает их активно работать, что приводит к нехватке времени для дома, занятий с детками и т.п. Появляется чувство вины перед детками. Вот Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) почему такие респонденты нередко апеллируют к собственному высочайшему доходу, видя в нем свое оправдание небрежения семейными обязательствами (см., к примеру, Очкина 2008). Все же, к своим основным актуальным достижениям эта респондентка относит не Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) доходы от предприятия, не свою обеспеченность, а тот факт, что «все с нуля сделала, многим работу отдала в отчаянное время, ну и мастерски я практически все на данный момент могу Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе)».

3-ий случай – библиотекарь 55 лет. Это один из немногих случаев городских жителей во 2-м поколении, а интеллигентов, по последней мере, со стороны мамы – в 3-ем. Родительская семья респондентки имела культурные традиции, профессию (учительница исходных Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) классов) она выбирала сама, ориентируясь на свои интересы и увлечения. Проработала в школе более 30 лет, позже ушла работать в центральную библиотеку городка. Работу свою любит, гордится ею, энергично отметает догадки о Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) ее рутинности и неинтересности. Она работает в отделе новых поступлений, много читает, в курсе всех книжных новинок. Имеет дочь 26 лет, которую растила одна. Дочь работает в художественной школе и получает очень небольшую зарплату, ориентируясь Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) на которую респондентка приравнивает свою дочь к нижнему среднему классу, как и себя, поясняя это тем, что доход очень невелик (на двоих с дочерью 14 тыщ рублей за месяц). Причисляя себя к нижнему слою Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) среднего класса, респондентка добавляет: «А вообщем все образованные в семье». Свою заработную плату она рассматривает как необоснованно низкую оценку обществом образования и квалифицированного труда, считает, что тем ей приписан обществом маленький Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) соц статус. В этом интервью ясно прозвучал мотив социальной несправедливости, связанной с заниженной и неадекватной оплатой квалифицированного и полезного труда.

Таким макаром, в этих 3-х случаях мы лицезреем сосредоточенность респондентов на уровне Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) дохода как доминирующем факторе социальной самоидентификации, вызванную 3-мя разными причинами: разочарованием, тревожностью и чувством несправедливости со стороны общества.

Обобщая все случаи социальной самооценки, мы можем прийти к выводу о очевидном противоборстве дохода другим Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) аспектам общественного статуса в сознании респондентов. Это противоречие не устраняется с ростом дохода, а только видоизменяется. Так, при низком доходе появляется чувство двойственности статуса, противоречивости его критериев, нередко звучат мотивы социальной несправедливости Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), намного пореже – представления о незначимости оплаты труда как аспекта статуса. При относительно высочайшем доходе акцент в соц самоопределении делается, обычно, на содержании труда и его большенном соц значении. В Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) особенности подчеркиваются эти элементы общественного статуса при определении важных актуальных достижений, которые никто из респондентов, имеющих относительно высочайший уровень благосостояния, не свел к уровню дохода.

Отношение к профессии и признание ценности культурного капитала предки Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) стремятся передать детям. Позиции респондентов относительно воспитания и карьеры деток, основанные на представлениях о необходимости образования и развития возможностей, становятся социально-экономическим фактом: уровень образования родителей более весомый фактор для Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) получения детками высшего образования, чем даже уровень дохода семьи. (Очкина, Ястребов, 2009)

Удачные со всех точек зрения (и мастерски, и финансово) предки нацелены на то, чтоб малыши были отлично подготовлены к удачной же карьере. Посреди дополнительных Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) занятий во время школьного обучения предпочтение отдается зарубежным языкам, спорту, художественному творчеству, подготовке к поступлению в определенный университет. Выбор профессии представляет собой компромисс меж интересами деток, престижностью и доходностью Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) профессии. Предки с престижными и доходными занятиями включают малышей в систему собственных соц связей, в собственный бизнес. Рвение к сохранению того либо другого вида преемственности – в профессии, в области познаний – типично для Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) многих семей, где предки увлечены собственной профессией. Большая часть респондентов отметили, что много занимались своим детками. Только некие, которые тяготятся работой, в чьих интервью звучит разочарование и отсутствие увлеченности, признали, что на Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) сто процентов полагались на общественную систему воспитания. В большинстве же семей детками занимались более либо наименее поочередно, интенсивно воспользовались услугами дополнительной системы образования, наблюдали за развитием, обучением и следующей карьерой деток. Эта модель для Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) основной массы моих респондентов новенькая, в собственной родительской семье большая часть из их с ней не сталкивалось. Это связано, сначала, с тем, что большая часть моих респондентов – интеллигенты, ну и горожане в Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) первом поколении.


VI

Неувязка деградации культурного капитала

семьи в современной Рф

Получится ли индивидуму вроде Рафаэля развить собственный талант, – это полностью находится в зависимости от спроса, который, в свою очередь, находится в зависимости от Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) разделения труда и от порожденных им критерий просвещения людей.

К. Маркс


Еще есть один фактор, который содействует усилению значения семьи в воспитании и развитии деток и, как следует, возрастанию воздействия культурного капитала Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) семьи на развитие карьеры и вообщем актуального пути деток. Это – обеднение информационно-культурной среды, в какой детки развиваются, и которой предки, школа и университет должны противостоять. Я имею в виду ширящееся господство многозначной Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), брутальной и низкопробной массовой культуры, которой наши детки навряд ли могут противостоять без помощи других. На данный момент уже видно, что и школа, и университет проигрывают в борьбе с ней за разумы Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) и души молодежи, остается семья. Но, к огорчению, необходимо подчеркнуть, что культурный капитал семьи претерпевает в текущее время трансформации, которые могут привести к его деградации, вырождению.

Могу отметить три главных типа Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) деградации культурного капитала семьи. Во-1-х, редуцирование всего обилия культурного капитала семьи, ценность которого конкретно как целого, как мы лицезрели, не оспаривается большинством респондентов, к определенному набору проф познаний и способностей. Появляется явное противоречие Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), когда сами респонденты выше всего оценивают такие достоинства высшего образования, как: расширение кругозора, возникновение различных увлечений, развитие способностей мышления и формирование миропонимания, – вкупе с тем стремятся развить у собственных Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) малышей, сначала, те способности, снабдить их теми познаниями, которые нужны им для карьеры и даже откровеннее и грубее – для зарабатывания средств. Посильнее всего такие тенденции развиты в обеспеченных семьях. Это связано с доминантой дохода в Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) мотивации родителей и поддерживается тенденциями в развитии системы образования, из которой выдавливаются содержательные, развивающие элементы.

2-ая тенденция – вырождение среды как развивающего и стимулирующего личностный умственный рост фактора в систему соц Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) связей как условия поддержки, иногда прямой протекции. Эта тенденция усиливается там тогда и, где и когда рынок труда предъявляет спрос не фактически на познания и креативные возможности, а на диплом о высшем образовании Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), где количество мест с приличной заработной платой ограничено, а значение неформальных групповых, схожих и местечковых связей высоко. В провинциальном городке в сфере образования, здравоохранения, банковской сфере, в маркетинговом бизнесе, журналистике Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) и неких других сферах эти явления выражены достаточно очень.

И, в конце концов, в тех семьях, где сохраняются культурные традиции и уверенность в значимости личной культуры и образованности в широком смысле, очень нередко появляются задачи Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) с воспроизводством культурного капитала в полном объеме из-за недочета вещественных средств. Покупка книжек и дисков, путешествия, концерты и спектакли – все это нередко оказывается труднодоступным. Естественно, в бедных образованных семьях Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) структура употребления стремится соответствовать их культурным запросам за счет сокращения даже неких нужных расходов (на пищу, одежку). Но нередко ограничения бывают очень жесткие. Сталкиваются две неблагоприятные тенденции: сосредоточение все большей части хлопот и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) трат, связанных с воспитанием малышей, в семье, с одной стороны, а с другой – неизменное удорожание услуг в сфере образования и культуры в связи с их коммерциализацией.

Понятие культурного капитала противоречиво Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), его элементы по-разному оцениваются индивидумом, обществом и рынком. Сохранение и внедрение тех либо других частей культурного капитала семьи – это выбор, с которым сталкивается каждый человек. И результаты этого выбора, а, как следует, содержание Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) и объем культурного богатства семей, становятся чертами их благосостояния либо стиля жизни. Но эти свойства конкретно сформировывают систему ценностей, мотивацию общественного поведения, структуру употребления людей, а, означает, и делают общество Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) определенного свойства. Чем меньше способности и желания у семей накапливать и улучшать свои культурные традиции и богатства, тем, выходит, общество в целом становится беднее.

Бедность культурной жизни, редуцированная система ценностей, низкая штатская и Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) творческая активность людей – это такие же конкретные и тревожные характеристики кризиса общества, как непостоянность денежной системы, падение производства, недостаток бюджета - характеристики экономического кризиса.

Говоря образно, я сама меж Гегелем и банком Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) избрала Гегеля. Другими словами – научный поиск и преподавание, не взирая на несопоставимость валютных вознаграждений. Я не считаю себя проигравшей, а вот наше правительство рискует раз и навечно закрыть себе путь к подлинному инноваторскому развитию, побуждая Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) собственных людей третировать Гегелем и стремиться в банки, овладевая небогатым набором нужных познаний и способностей.


Заместо послесловия

Если считаете образование чрезвычайно дорогостоящим – попытайтесь, во что обойдется невежество.

Закон Бока

Я стремилась конкретизировать Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) понятия общественного капитала, социальной мобильности и актуального фуррора через содержание сложившихся в нашем обществе представлений о соц статусе и его составляющих. Анализируя нрав культурного капитала русских семей, я старалась выделить значимость социальной самоидентификации Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе), также тех базисных ценностей и целей, при помощи которых россияне оценивают свои актуальные заслуги и на которые ориентируются, готовя малышей к самостоятельной карьере, для осознания общественного поведения и стратегий социальной мобильности Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе). Но необходимо сказать, что для действенной реализации культурного капитала нужна определенная гармония личных и беспристрастных причин его формирования и воспроизводства. Естественно, человек, не целевый содержанием труда существенно больше, чем вещественными факторами, в почти всех Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) социальнозначимых и творческих профессиях не эффективен, направленный лишь на заработную плату и вещественные блага – социально небезопасен. И один из наибольших подарков русского периода современной Рф – сформировавшееся представление о проф состоятельности, согласовании работы Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) интересам и склонностям как о важных, а иногда и ведущих факторах не только лишь трудовой мотивации, да и общественного поведения в целом, как о мериле актуального фуррора. Однако это все таки Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) исчерпаемый ресурс, если не создаются и не совершенствуются социальные университеты, способные повсевременно развивать и поддерживать такую мотивацию и предъявлять спрос на реальные познания и подлинный профессионализм.

  1. Артамонова М.В., Богословская О Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе).В., Латов Ю.В. Институциональные трансформации русского образования /Экономический вестник Ростовского муниципального института, 2006, Т. 4, № 3.

  2. Берто Д., Берто-Вьям И. Наследие и род: трансляция и соц мобильность в протяжении 5 поколений// Вопросы социологии, 1992, № 2, 3

  3. Бурдье Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) П. Воспроизводство: элементы теории системы образования / Бурдье Пьер, Пассрон Жан-Клод; [пер. Н.А. Шматко]. – М.: Просвещение, 2007

  4. Высококачественные способы. Полевые социологические исследования / Штейнберг И., Шанин Т., Ковалев Е., Левинсон А; под ред. И Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе). Штейнберга. – Спб.: Алетея, 2009

  5. Очкина А. Высшее образование в структуре мотиваций молодежи в современной русской провинции // Кандидатуры, 2004, № 4.

  6. Очкина А. Наша родина сейчас: страсти по среднему классу // Кандидатуры. 2006. №4.

  7. Очкина А. Концепция поменялась? По следам Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) русских реформаторов от образования // Левая политика. 2007. №1

  8. Очкина А. Снова про это…Любовь и выборы // Левая Политика 2008 – №3-4.

  9. Очкина А., Ястребов Г. Культурно-образовательные стратегии семей в Рф в контексте инноваторского развития / доклад на Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) X Интернациональной научной конференции по дилеммам развития экономики и общества. ГУ ВШЭ, 7-9 апреля 2009 г.

  10. Радаев В. Финансовая социология. Курс лекций: Учеб. Пособие. Нюанс Пресс, 1998, С. 132 – 141.

  11. Шкаратан О., Ястребов Г. Социально-профессиональная структура населения Культурный капитал семьи как фактор социального поведения и социальной мобильности (На материалах исследования в провинциальном российском городе) Рф. Теоретические предпосылки, способы и некие результаты повторных опросов 1994, 2002, 2006 гг. // Мир Рф. 2007. №3





kulturnaya-akciya-molodoj-mhat-kubani-2013-1-iyunya-den-zashiti-detej-sovetskaya-rossiya-poprosila-rasskazat.html
kulturnaya-politika-prosveshennih-monarhov.html
kulturnaya-revolyuciya.html